TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Человек в Пути
8 декабря 2019

Виктор Погадаев

 

 

КАК Я СТАЛ ПЕРЕВОДЧИКОМ

Виктор Погадаев

 

Вы не поверите, но свой первый поэтический перевод я сделал, когда еще учился в Сакмарской средней школе. Это был перевод стихотворения немецкого поэта Вильгельма Мюллера «Липа» (Der Lindenbaum), помещенное в учебнике немецкого языка для 9 класса. В памяти остались лишь начальные строки:

Над колодцем у ворот

Липа старая растет.

С детства прихожу я к ней

Словно к матери своей…

 

Галина Васильевна Скорикова (Подкопаева). 1970-e гг.

 

А поощряла меня к этому учительница немецкого языка Галина Васильевна Подкопаева (позднее Скорикова). Она приехала в Сакмару после окончания института и сразу превратила ранее скучные уроки немецкого языка в увлекательные занятия. Мы с увлечением разучивали с ней немецкие песни, устраивали вечера немецкого языка, переводили с немецкого стихи. Некоторые песни я помню до сих пор и когда приезжаю в Швейцарию, где сейчас живет моя старшая дочка Настя, поражаю ее местных друзей исполнением этих песен. Полагаю, что интерес к иностранным языкам, которые в конечном счете стали частью моей профессии, пробудила во мне Галина Васильевна своей увлеченностью и творческим отношением к своей работе. Позднее я даже замахнулся на Генриха Гейне, сделав вольный перевод его популярного стихотворения «Я не грущу» (Ich grolle nicht):

Я не грущу,

Хоть сердце и грустит.

Любовь потеряна во мне.

Любовь молчит.

Я не грущу.

Но должно было пройти еще много лет, чтобы я вернулся к переводческим занятиям. Только в 1968 г. на третьем курсе Института восточных языков при МГУ им. М.В. Ломоносова (ныне Институт стран Азии и Африки), уже освоив азы избранного мною для изучения индонезийского языка, я, восхитившись стихотворением индонезийского поэта Хаирила Анвара «Любимая далеко на острове», перевел его на русский. Оно было сначала опубликовано в стенной газете института «Ориенталь», дважды прочитано (мною и еще одной студенткой) на конкурсе художественной самодеятельности МГУ и только в 2009 г. увидело свет в сборнике стихов, изданном в Москве. Сейчас, когда я принимаю участие в поэтических фестивалях в Индонезии, я часто декламирую этот перевод с оригинальным текстом наизусть, чем немало поражаю индонезийцев, ибо они, как правило, читают стихи с листа.

 

На поэтическом фестивале в Савахлунто (Западная Суматра) в ноябре 2018 г. Звучит стихотворение Хаирила Анвара «Любимая далеко на острове»

Важным для моего становления как переводчика я считаю 1970-1971 гг., когда в составе небольшой группы советских студентов стажировался по малайскому языку в Университете «Малайя» в Малайзии. Малайский и индонезийский языки близкие как русский и украинский, но малайский тогда в России не изучался, и мы были первыми, кто должен был его освоить за время стажировки.

Перед отлетом из Москвы кто-то передал с нами сборник стихов Михаила Матусовского с просьбой передать его малайзийскому поэту Усману Авангу, с которым советский поэт встречался в 1968 г. во время своего пребывания в Куала-Лумпуре. Усман Аванг – примечательная личность в Малайзии, один из основателей группы «Поколение-50-х гг.», которая выступала под лозунгом «Литература – для народа».

Встреча с Усманом Авангом состоялась, книга была передана. И вдруг последовало неожиданное предложение перевести несколько стихов Матусовского на малайский язык для литературного журнала «Деван Састра», редактором которого был Усман Аванг. Перевести с индонезийского и малайского на русский – одно дело, но с русского на иностранный… Да, непростую задачу задал Усман Аванг своей просьбой. Но где наша не пропадала! Уже перед отлетом из Малайзии в аэропорту Усман Аванг вручил мне журнал с переводами стихов Матусовского и небольшой денежный гонорар. Гонораром мы тут же «обмыли» публикацию в буфете, а журнал по прибытии в Москву я передал Михаилу Матусовскому. Для перевода я выбрал три его стихотворения: «Прощайте, голуби», «На безымянной высоте», «Хиросима не должна повториться!». Конечно, я полагаю, что Усман Аванг отредактировал переводы. Но все равно меня распирало от гордости – это были мои первые переводы с русского на иностранный язык!

С Усманом Авангом у него дома. Петалинг-Джая, 1988 г.

 

Переводу стихотворения «Хиросима не должна повториться!» суждена была долгая жизнь. Я читал его на вечере памяти жертв Хиросимы в Куала-Лумпуре 6 августа 1988 г. (текст его в виде листовки был распространен среди публики), затем на Международных поэтических чтениях «Куала-Лумпур-1994» (текст был напечатан в центральной газете «Брита Хариан»).

Мое пребывание в Малайзии на работе в советском посольстве в 1987-1989 гг. ознаменовалось новыми переводами. Во-первых, я перевел рассказ «После войны» малайзийского писателя Анвара Ридвана, с которым познакомился во время стажировки в Университете «Малайя», когда он был еще студентом. Рассказ был впервые опубликован в 1996 г. в сборнике «Индонезия. Малайзия» С-Петербургского университета профессором Оглоблиным А.К. и перепечатывался не менее пяти раз в различных печатных и интернетовских изданиях. Во-вторых, в связи с участием Беллы Ахмадулиной в Международных поэтических чтениях «Куала-Лумпур-1988» мне поручили перевести несколько ее стихов на малайский язык. Я выбрал стихи «Опять сентябрь» и «Заклинание».

На встрече с поэтессой в Москве перед ее отъездом в Куала-Лумпур она одобрила мой выбор, сказав, что «эти стихи она читает». Мы встречались с ней и позже. Было приятно не только общаться с прославленной поэтессой, но и получить в подарок от нее сборник ее стихов с автографом.

Книга с автографом Беллы Ахмадулиной

 

Примерно в это же время я перевел несколько стихов малайзийского поэта Кемалы по просьбе редакции журнала «Юность», которую он посетил в рамках своей поездки в СССР. Любопытно, что, когда я читаю перевод стихотворения «Книга», Кемала всегда говорит, что оно воспринимается на слух лучше, чем оригинал на малайском языке. Я понимаю, что это комплимент, но думаю, что в этой оценке, возможно, есть и доля истины: в оригинале стихотворение написано верлибром, а перевел я его рифмой:

Читаю книгу, но нет в ней букв.

Читаю книгу, но нет в ней страниц.

Слова начертаны без чернил

И ни одной картинки: ни фигур, ни лиц.

Той книги буквы - на небесах,

Плывут страницы на облаках,

Чернила – всполохи во тьме ночной,

Картинки – образ твой неземной.

 

Читаю тайную книгу душ.

С поэтом Кемалой (в центре). Справа – известный российский малаист Татьяна Дорофеева. Куала-Лумпур, 1971 г.

 

Следующие мои переводы связаны с проведением в МГУ в 1996 г. международного семинара, в котором приняли участие свыше 50 представителей зарубежных стран, в том числе из Индонезии и Малайзии. Известный индонезийский поэт Тауфик Исмаил попросил для заключительного вечера перевести его стихотворение «Это осень пришла в Россию», а малайзийский поэт Ахмад Разали - стихотворение «Галина», которое он написал во время посещения парка-заповедника «Коломенское», вдохновившись встречей с девушкой-гидом. Девушку на самом деле звали Светланой, но малайзийцу имя Галина показалось более поэтичным.

С этим названием вообще произошел курьез. Один малайзийский критик в статье о творчестве Ахмада Разали, не разобравшись, утверждал, что «Галина» - это название пригорода в Москве. А ведь ему ничего не стоило спросить автора, живущего в том же городе… Да и текст неоднозначно говорит о женском имени, а не о названии места. Приведу стихотворение полностью:

Запах первого летнего мёда,

Предложенного тобой, -

Глаза твои

Пронзили мое сердце.

 

Запах первого летнего мёда

В древней Москве –

Щека твоя

Слилась с моим дыханьем.

 

Галина, твоё дыханье

В запахе первого летнего мёда.

Сердце моё трепещет.

Я – бродяга, потерявшийся

В джунглях любви.

 

Галина, ты – цветок

На ложе новобрачных

В моей душе.

Но все это можно считать лишь преддверием к настоящей переводческой работе. Главное началось в 2001 г., когда я уехал в Малайзию преподавать в Университет Малайя, тот самый, где в 1970-1971 гг. был стажером, и где я проработал до 2016 г. Как энергия, копившаяся где-то в земле, неожиданно прорывается извержением вулкана, та и страсть к переводам, вырвавшись из души страстным потоком, захватила и покорила мою жизнь.

Не буду утомлять читателя перечислением всего, что я сделал за эти последние годы. Опубликовано более двадцати сборников переводов прозы и поэзии. Среди авторов, произведения которых переведены на русский язык -ведущие писатели и поэты Малайзии (Кемала, Анвар Ридван, Азиз Дераман, Баха Заин, Абдул Самад Саид, Зурина Хассан, Сити Зайнон Исмаил, Абдул Гафар Ибрагим) и Индонезии (Хаирил Анвар, Тауфик Исмаил, Сутарджи Калзум Бахри, Сапарди Джоко Дамоно, Таригану, Эви Идавати).

Но, конечно, особую гордость у меня вызывают переводы русской классики, особенно повести Л.Н. Толстого «Хаджи Мурат» (2001, 2006), и антология русской литературы «Золотая роза» на малайском языке (2009 г.), названная так по включенному в нее рассказу Константина Паустовского. В этой антологии представлены образцы русского фольклора, отрывки из былины о Садко и «Слова о полку Игореве», а также произведения 37 прозаиков и поэтов от А.С. Пушкина и А.П. Чехова до Иосифа Бродского и Виктории Токаревой с краткими заметками об их творчестве. Национальный писатель Малайзии Абдул Самад Саид высоко оценил издание антологии, отметив в предисловии к ней, что «наконец-то малайзийцы могут познакомиться с сокровищницей русской литературы в переводах, сделанных непосред­ственно с русского языка и сохранивших свежесть и живую интонацию оригиналов».

Обложка повести Л.Н. Толстого «Хаджи Мурат» на малайском языке

 

Обложка антологии русской литературы на малайском языке «Золотая роза».

 

И вот совсем недавно я получил приятное для себя известие: эту же антологию под названием «Жемчужины русской литературы» планируют издать в 2020 г. в Индонезии в связи с 70-летием установления российско-индонезийских дипотношений.

А.С. Пушкин говорил, что «переводчики – это почтовые лошади просвещения». Малайская пословица гласит: «Не узнав, не полюбишь». Не подлежит сомнению, что взаимное знаком­ство народов через переводы художественной литературы позволяет укреплять взаимопонимание и узы дружбы между ними. Я надеюсь, что и мой скромный вклад как переводчика в какой-то мере способствует этому.

 



Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100